Средний период переходного возраста: Полная сосредоточенность на себе

08.10.2020 50 0.0 0
Средний период переходного возраста: Полная сосредоточенность на себе
Между тринадцатью и шестнадцатью годами обычно проявляются первые признаки среднего переходного возраста. Все более занятый собой, подросток все меньше обращает внимания на семью. Социальная свобода для него — дело первостепенной важности, поэтому, получив отказ, он тут же бросается в бой. Любая отсрочка удовольствия очень болезненна, потому что очень остро чувство неотложности, невозможности терпеть. При невозможности получить желаемое так скоро, как хочется, то есть сейчас, подросток впадает в отчаяние. Использование свободы

В поведении все явственней проступает некоторая жестокость. Житейские свободы слишком важны, чтобы кто-то смел их отрицать. Если родители не дают согласия на то, чего жаждет подросток, он готов пренебречь их авторитетом. Это возраст, когда подросток действует «очертя голову», не думая о последствиях. Он пообещает, что пойдет именно и только туда, куда ему разрешили, для того лишь, чтобы пойти в другое, строго запрещенное место. Два подростка могут сообщить своим родителям, что каждый из них будет ночевать у другого, после чего примутся Услаждаться приобретенной с помощью лжи свободой, проводя полную приключений ночь в вихре «светских» удовольствий. Это возраст игры в лазейки с родителями. Если родитель не запретил какие-то вольности буквально, подросток немедленно воспринимает это как молчаливое разрешение, играя на формальностях. «А ты никогда не говорила, что нельзя!» — с невинным видом восклицает подросток. «Потому что я и представить себе не могла, что это придет тебе в голову!» — отвечает родитель и вводит запрет, которого раньше не было: «Вот теперь я говорю тебе: не смей трогать мою кредитную карточку».

Разумеется, подросток и раньше это знал, но искушение пересилило.

В этом возрасте ребенок предпочитает быть в обществе сверстников любой ценой. Подросток ждет до последней секунды, чтобы спросить разрешения. Поддерживаемый друзьями, горящими от нетерпения поскорее уйти, он спрашивает: «Можно мне пойти на концерт?» Станет ли давление общественности в ситуации, когда не осталось времени взвесить все «за» и «против», причиной того, что родитель, поддавшись импульсу, даст разрешение? Подросток очень на это рассчитывает. Вместо этого родитель должен настоять на том, что ему необходимо время подумать и поговорить с подростком с глазу на глаз. «Если ты хочешь, чтобы я вообще как-то рассмотрела твою просьбу, попроси своих друзей подождать, пока мы в соседней комнате обсудим наши дела».

Это возраст, когда кажется, что преступление стоит наказания. Ведь платить за восторг момента придется потом, не скоро. Это возраст, когда подросток пообещает все что угодно, лишь бы получить свободу сейчас, а позже, насладившись свободой, отречься от своего обещания. Это возраст, когда родителям приходится играть в сыщиков, вторгаться на частную территорию подростка для удовлетворения своей потребности знать. Подросток постоянно отвечает уклончиво, сооружая забор вокруг своей частной жизни, уверенный, что, чем меньше родителя знают, тем меньше они будут вмешиваться. Это возраст, когда подросток просто не выносит, если удовольствие откладывается, и в то же время обладает способностью бесконечно откладывать, когда дело доходит до выполнения родительских требований.


Отсрочка разрешения

Быть родителем-одиночкой в этот период жизни ребенка чрезвычайно тяжело. Недостаток обсуждения может очень раздражать, а риск, которому собирается подвергнуть себя подросток, пугает. Например, если ребенок достаточно внимательный и ответственный, можно ли посадить его за руль машины? Этот вопрос нужно задавать и отвечать на него, потому что и в шестнадцать многие подростки все еще недостаточно взрослые.

Если родитель отвечает: «Нет, мой ребенок слишком импульсивен и невнимателен, он еще не готов», значит, нужно отложить разрешение пользоваться машиной. Сам по себе факт, что подросток достиг возраста, когда имеет право официально получить права, не означает, что родители юридически обязаны позволить ему водить машину.

Позволить подростку сесть за руль — все равно что приделать реактивный двигатель к их стремлению вырваться на свободу. То же самое относится к разрешению ходить на свидания и подрабатывать. «Если у меня есть машина, я могу отправиться, куда мне вздумается». «Если я хожу на свидания, значит, я уже достаточно взрослый, чтобы иметь право и другие вещи делать». «Если уж я сам зарабатываю, значит, имею полное право принимать любые решения». Все эти три вида деятельности чрезвычайно усиливают стремление вырваться на волю. Родители должны быть готовы откладывать разрешение до тех пор, пока не убедятся: их подростки в состоянии справиться с ответственностью. Если одинокий родитель видит, что его чадо не справляется с работой по дому, в школе и вообще с житейскими делами, — значит, время разрешить ему водить машину, ходить на свидания и подрабатывать еще не наступило.

Родителю в этот период взаимных разочарований кажется, что его ребенок сосредоточен только на себе. Вступив в самый интенсивный период развития, подросток не может думать ни о чем другом, кроме удовлетворения своего страстного стремления все к большей свободе и новым экспериментам. Теперь начинается самый неблагодарный период родительского труда, потому что родители вынуждены в интересах детей противостоять их самым дерзким порывам. Естественно, при этом им приходится сталкиваться с негодованием и сопротивлением детей. Почему подросток не выносит слова «нет»? Потому что не бывает достаточных резонов, чтобы оправдать отказ. Так в награду за свою героическую преданность родитель-одиночка получает гнев и ссору.

Теперь подросток атакует, а родитель сопротивляется этой атаке. Напряжение и конфликт становятся частью ежедневной жизни. На некоторое время отношения превращаются в нелояльные. Родители и подросток любят друг друга, но часто друг другу не нравятся.

Чтобы оградить драгоценную свободу от посягательств, которые могут последовать из-за совершенных ими проступков, подростки часто прибегают ко лжи, ругаются, изворачиваются и отрицают события, имевшие место на самом деле. Как бы ни было трудно, родители должны противостоять хитростям, добиваясь правды и налагая наказания. Пусть подросток отработает свою провинность, чтобы научиться отвечать за ошибки и дурные поступки. Высказываться и держаться твердо

Все дети растут частично внутри, а частично вне границ приемлемого поведения, установленных родителями. Ни один ребенок не будет говорить родителям всю правду. Размышляя о сложностях воспитания, в первую очередь мы имеем в виду этот период среднего переходного возраста. Он особенно труден, когда матери или отцу приходится регулярно сталкиваться с вызывающим поведением, ложью и вечными ссорами, характерными для данного периода развития подростка. Родители-одиночки должны жестко утверждать свой авторитет и настаивать на честности, чтобы защитить подростка от неосторожных, необдуманных действий.

Авторитет в глазах детей в это время не имеет для родителей большого значения. Главное — это безопасность подростка. Если у вас возникают малейшие сомнения по поводу того, что говорит или собирается делать подросток, остановитесь и подумайте, расспросите и узнайте, проверьте и удостоверьтесь, ищите и делайте открытия, настаивайте на том, что правильно — и всегда чувствуйте себя вправе сказать «нет». Очень может быть, что позже, когда подросток вырастет и оглянется назад, он по достоинству оценит преданность своего родителя, который мужественно высказывался и стойко держался тогда, когда подросток только и знал что отталкивать его да рваться на волю.


Читайте также:
Комментарии
avatar