Где у мозга призвание?

19.03.2021 42 0.0 0
Где у мозга призвание?
В роду Брюлловых все были художниками.

Род Бахов за два столетия дал миру более 50 известных музыкантов и композиторов.

В истории науки свой след оставили династии Эйлеров, Паскалей, Капиц, Бернулли и Беккерелей.

Цирковой династии Дуровых полтора века.

Три поколения Вишневских были хирургами.

Насколько профессиональные способности вашего мозга определяются наследственностью? И есть ли вообще у мозга врожденные профессиональные способности?

Существует устоявшееся мнение, что наше профессиональное предназначение предопределено заранее и является частью нашего генетического мейкапа. Прямым следствием этой идеи является концепция «призвания» – то есть врожденных профессиональных склонностей, которые можно в себе обнаружить, а можно и наоборот – прожить всю жизнь и так и не найти.

Считается, что найти свое призвание очень важно. Такая находка не только делает работу удовольствием, но и, сверх того, обеспечивает значительные профессиональные преимущества по отношению к тем, кто занимается тем же делом, не имея к нему призвания или таланта.

Вопрос только в том, существует ли призвание в реальности? Есть ли у мозга врожденная профессиональная специализация, которую можно найти и реализовать, если поставить перед собой такую цель?

В наследство от родителей мы получаем довольно много – цвет кожи, глаз и волос, веснушки, ямочки на щеках, форму ушей и целый букет потенциально возможных генетических заболеваний.

Еще мы наследуем хронотип (характер суточной активности)[73] и такие черты характера, как жадность, лживость, агрессивность и бесчувственность[74].

И кроме всего этого, мы действительно получаем в наследство от родителей гены интеллекта. До последнего времени считалось, что интеллектуальных генов – 52. Однако позже выяснилось, что интеллектуальных генов намного больше – свыше 500[75]. А совсем недавно было опубликовано новое исследование, обнаружившее 1000 (!) отвечающих за интеллект генов.

Даже 52 гена – это довольно много. А уж 1000 – это реально огромный объем. Для сравнения – например, за цвет глаз отвечают 6 генов, а за цвет кожи – 4.

Некоторые из интеллектуальных генов определяют скорость передачи сигналов между нейронами, то есть, по сути, скорость работы мозга, другие – способность к обучению. Предполагается, что есть гены, связанные с депрессиями или тяжелыми психическими заболеваниями.

Нюанс, однако, в том, что среди 1000 интеллектуальных генов пока не обнаружено ни одного, который отвечал бы за талант, призвание или вообще профессиональные склонности.

И едва ли такие гены будут обнаружены в будущем. Собственно, даже на интеллект интеллектуальные гены воздействуют незначительно.

Генетик Университета Амстердама Даниэль Постума специализируется на вопросах наследования интеллекта и занимается исследованием генов интеллекта больше 20 лет. Даниэль была одним из участников исследования, впервые обнаружившего 52 интеллектуальных гена.

Вот что она говорит: «Гены действительно участвуют в формировании человеческого интеллекта, однако их влияние незначительно. Каждая вариация повышает IQ на очень небольшое количество баллов. Интеллектуальные способности не определяются только на генетическом уровне, гораздо больший эффект оказывает окружающая среда».

В момент рождения мозг от мозга отличается незначительно. Даже такие качества, как абсолютный музыкальный слух, не являются врожденными.

Музыкальным слухом обладает любой человек, способный понимать речь. Поскольку, чтобы распознавать речь, мы должны различать звуки по высоте, громкости, тембру и интонации. А для этого нужна способность, которую мы называем музыкальным слухом. Развить обычный музыкальный слух до уровня абсолютного – вполне реальная задача. Методики известны и используются даже в самых обычных музыкальных школах.

Профессиональные способности не являются ни частью генетического мейкапа, ни врожденной способностью мозга. Принцип, по которому они формируются, звучит так: с кем поведешься, от того и наберешься.

Мозг развивается в том направлении, в котором мы его развиваем. Или, точнее говоря, в направлении наших интересов[76]. А наши интересы, в свою очередь, задаются ролевыми моделями, которые мы выбираем для себя в детстве и которым стараемся следовать.

Очень часто такими ролевыми моделями становятся родители, чем и объясняется существование профессиональных династий.

В музыкальных семьях дети не рождаются с абсолютным слухом. Они приобретают его потому, что с детства оказываются погруженными в профессиональную среду. Ровно то же касается и ученых, врачей или художников.

Ролевыми моделями, впрочем, могут становиться не только родители. Иногда ролевой моделью становится учитель или один из старших друзей, автор книги, поразившей в детстве ваше воображение, или – персонаж этой книги.

Знаменитый российский физиолог и нобелевский лауреат Иван Павлов родился в семье священнослужителей, закончил духовную семинарию. А потом ему в руки случайно попалась книга Сеченова «Рефлексы головного мозга» и перевернула всю его жизнь.

Морис Метерлинк – потомственный юрист, закончил Университет Гента, получил диплом доктора права, продолжил обучение в Сорбонне. И, наверное, стал бы очень хорошим адвокатом. Но в Париже Метерлинк поселился в доме известного писателя-символиста Жориса Гюисмана. И очень скоро вместо лекций по юриспруденции Метерлинк начал ходить на заседания литературного общества «Плеяды».

Михаил Ломоносов, который, вопреки легендам, не ходил в лаптях и не отправлялся пешим ходом учиться в Москву, тем не менее происходил из семьи, хоть и зажиточной, но не имевшей к науке совершенно никакого отношения.

Ваш мозг – это абсолютно уникальный по своей гибкости, пластичности и фантастической универсальности инструмент.

При рождении ваш мозг не обладает ни врожденными способностями, ни профессиональными склонностями, ни талантом, ни призванием. Все это появляется по мере того, как вы начинаете использовать его для решения того или иного типа задач.

Даже 52 гена – это довольно много. А уж 1000 – это реально огромный объем.

Для сравнения – например, за цвет глаз отвечают 6 генов, а за цвет кожи – 4.



Специализация мозга полностью определяется теми задачами, которые вы перед ним ставите. Это касается не только конкретных профессиональных способностей, но даже общей склонности к точным наукам или творчеству.

Если у вашего мозга доминирует левое полушарие – это определяет способности к точным наукам или профессиям, связанным с логикой и анализом. А если правое – то «все музы в гости будут к нам».

Однако при рождении оба полушария нашего мозга развиты одинаково. Одно из них становится доминирующим в зависимости от сферы интересов человека. Если в детстве или юности человек чаще использует мозг для решения творческих задач, то правое полушарие становится более развитым. Если технических, математических или научных – то левое.

Но если призвания не существует, то что же мы тогда ищем, когда ищем призвание?

Поиски призвания чаще всего связаны с тем, что интересовало вас с раннего возраста.

В детстве и в юности мозг развивается и формируется особенно быстро. Если в это время у вас возникло определенное направление интересов, то оно останется с вами навсегда. В особенности если эти интересы были связаны с интенсивным позитивным опытом.

Представьте себе, что в юности вы однажды переоборудовали свою комнату, переделали мебель, наклеили фотообои, нашли на помойке старую люстру и удачно отреставрировали ее. Представьте, что все это вызвало восхищение ваших друзей и одобрение родителей. Это был ваш звездный час, интенсивный положительный опыт.

Такие воспоминания мозг никогда не стирает. Он бережно хранит их, даже если на сознательном уровне вы не имеете к ним доступа.

Если в детстве у вас был подобный опыт, то велика вероятность, что спустя десятилетия он вернется к вам ощущением, что вашим настоящим призванием всегда был дизайн интерьеров.

Это в особенности вероятно, если по тем или иным причинам вам перестало нравиться то, чем вы занимаетесь, работа надоела или перестала приносить удовлетворение, и вы ищете ей альтернативу.

Вот тут-то мозг и придет на помощь. Мозг вспомнит о детском позитивном опыте, о «звездном часе» и подкинет вам идею, которая с его точки зрения позволит этот прекрасный позитивный детский опыт повторить[77].

Нужно-то совсем немного, и вот вы уже жалуетесь друзьям, что зря потратили годы на учебу и карьеру, потому что вашим настоящим, истинным призванием с самого начала был дизайн одежды, или садоводство, или изобретательство.

Обратили внимание, что чаще всего люди «обнаруживают» свое «истинное» призвание в занятиях типа дизайна помещений или одежды, садоводства или коучинга? Почему «истинным» призванием никогда не оказывается, например, ядерная физика, или хирургия, или промышленная архитектура.

Это потому, что призвание, как правило, «находится» в тех видах деятельности, которые так или иначе, в той или иной форме были доступны нам в детстве или юности.

Но если так, значит, призвание все же существует? Велика ли разница, заложено оно генетически или сложилось благодаря нашим детским интересам?

Разница есть. И огромная.

Возвращение к прежним интересам – это всегда приятно, но не более того. Если вы «нашли» свое призвание, то это не значит, что оно принесет вам профессиональный успех или даст какие бы то ни было преимущества перед теми, кто занимается тем же видом деятельности много лет безо всякого призвания.

Найти свое призвание, вспомнить свое юношеское увлечение – это, безусловно, может доставить радость, но вовсе не гарантирует ни огромных профессиональных способностей, ни обязательного успеха, ни высокого спроса на ваши услуги.

Успех обеспечивает не талант и не призвание, а способности намного более будничные. Такие, как упорство, желание учиться, способность развиваться, здравый смысл и, самое главное, умение учитывать интересы и потребности тех, для кого вы работаете.


В каком возрасте еще не поздно искать свое призвание?

Искать «призвание» не имеет особого практического смысла. Но развить в себе те или иные способности можно в любом возрасте. Возможности вашего мозга вполне позволяют это сделать. И более того, освоение нового для мозга чрезвычайно полезно.

Лаура Уайдлер написала первую книгу в 65, Анна Мари Робертсон начала рисовать в 75 и успела стать известной художницей.

Ограничения касаются только таких точных наук, как, например, математика или физика. Поскольку способности в этой области определяются тем, какое из полушарий вашего мозга становится доминирующим. Это не является врожденным свойством, однако происходит в очень раннем возрасте.

«Наследуются только физиологические особенности организма. С момента рождения все остальное зависит только от психологического влияния, которое оказывает окружающая среда».

Синъити Судзуки (Shinichi Suzuki), педагог, музыкант, писатель, создатель и автор всемирно распространенного метода преподавания музыки.
«Взращенные с любовью» («Nurtured by Love»), 1969 г.

Читайте также:
Комментарии
avatar