Чего боится мозг?

27.02.2021 52 0.0 0
Чего боится мозг?

Мозг непревзойденного мастера кинокошмаров Альфреда Хичкока до смерти боялся яиц. Хичкок ни разу в своей жизни не съел ни одного яйца. Один вид белка с вытекающим оттуда желтком приводил его в ужас.

Мозг великого изобретателя Николы Теслы панически боялся микробов. Тесла избегал любых прикосновений и никогда не здоровался за руку.

А мозг Мэрилин Монро, которой в силу профессии приходилось постоянно находиться среди толпы, страдал боязнью открытого пространства и скопления людей.

Мы взрослые, мы сильные – почему же наш мозг боится каких-то мелких и безобидных пауков или мышей? Мы не сумасшедшие – почему мы боимся темноты? Мы постоянно коммуницируем – почему среди нас так много социофобов?

Нам трудно понять, зачем нашему мозгу нужен страх, потому что привыкли к могуществу человека. Чтобы понять, как работает страх, нам нужно сперва вспомнить, осознать и принять свой собственный изначальный статус.

Мы – еда.

Конечно, сегодня человек сильнее любого природного хищника. Но этот, цивилизованный, период нашего развития просто не соотносим по продолжительности со множеством тысячелетий, которые человек провел в статусе закуски.

Физически человек несопоставимо слабее абсолютного большинства хищников – пантер, львов, волков, медведей, леопардов. И многих, многих других.

У нас нет ни клыков, ни сверхсильных мышц, ни длинных острых когтей.

И поэтому на протяжении большей части нашего развития страх был нашим главным и очень эффективным средством защиты.

Животное испытывает страх при виде, звуке или запахе опасности. Человеческий страх работает иначе, намного эффективнее. Наш страх – это система раннего предупреждения об опасности, позволявшая узнать о ее приближении еще до того, как это удается сделать с помощью обоняния или слуха.

Как эта система работает? Очень просто. Мозг старательно запоминает набор признаков любой ситуации, которая привела к возникновению опасности. И как только такая ситуация начинает возникать снова, распознает ее на ранней стадии и предупреждает нас специальным сигналом – страхом.

Животное испугается подозрительного шороха или запаха.

Человек почувствует страх еще на подходе к месту, где по ряду признаков может находиться хищник.

Животное испугается змеи. Человек будет осторожен в поле с высокой травой, потому что там может находиться змея.

Наша способность бояться «заранее» создавала нам эволюционные преимущества в течение многих тысячелетий. И сегодня, хотя ситуация изменилась, система раннего оповещения продолжает работать.

Наш мозг – коллекционер. Он коллекционирует страхи всю жизнь, с самого рождения.

Эта коллекция постоянно обновляется и пополняется по мере взросления мозга.

Мозг очень бдителен и очень подозрителен.

Мозг непревзойденного мастера кинокошмаров Альфреда Хичкока до смерти боялся яиц

 

Все, что несет угрозу нашей безопасности, комфорту и уж тем более жизни, мозг помечает красным флажком и отправляет на хранение в долгосрочную память, в ту папку, которая называется «активной» и где хранится информация, которая всегда должна быть у нас под рукой.

Мозг очень дорожит этой информацией и никогда не выбрасывает ее в мусорную корзину вместе с лишними или бесполезными воспоминаниями.

При этом мозг анализирует на предмет опасных ситуаций не только наш личный опыт, но весь огромный объем информации, который получает ежедневно, – книги, фильмы, социальные сети, рассказы знакомых.

Вы можете не осознавать существования этой гигантской коллекции, но будьте уверены, она существует и находится в постоянном доступе. Стоит только возникнуть любой ситуации, схожей по признакам с той, которая прежде, по сведениям мозга, привела к опасности или угрозе, как мозг немедленно пошлет вам укол страха, предупреждая о том, что так уже было и ни к чему хорошему не привело.

Избавляться от страха – бессмысленно. Проще правильно воспринимать его информационную нагрузку. Страх – это сигнал, с помощью которого ваш мозг дает вам понять, что ситуация, которая складывается, может стать опасной, исходя из прежнего опыта. Как относиться к этому сигналу – это уже ваш вопрос.

Говорят, волноваться вредно. Говорят, волнения разрушают нервную систему. Это далеко не всегда правда. Волнения и тревоги, страх перед будущим – одна из основных, сверхважных систем нашего мозга.

Это система раннего предупреждения о возможной опасности. Мы – чуткие. Сверхчувствительность к возможной опасности – наш врожденный талант, одно из наших главных эволюционных преимуществ.

Задумывались ли вы когда-нибудь о том, что цивилизацию, в которой мы живем, мы построили на нервной почве, от волнения.

Мы научились строить дома, потому что волновались, что будем мерзнуть зимой. Мы создали медицину, потому что нервничали о том, что будет, если мы заболеем. Мы придумали банки, потому что нам не давали спать опасения, как бы кто-то не украл деньги, спрятанные под кроватью.

Если бы мы пытались не обращать внимания на эти волнения и успокаивали себя и убеждали, что волноваться вредно и что все будет хорошо, то до сих пор жили бы в пещерах, если жили бы вообще.

Для человека нет ничего более естественного, чем нервничать, тревожиться, волноваться, переживать, беспокоиться о завтрашнем дне. Возможно, мы разрушаем нервную систему не тогда, когда волнуемся, а тогда, когда пытаемся заблокировать в себе эти функции, убедить себя в том, что нервничать неправильно и вредно.

Бояться – это одна из основных функций мозга, реализующая его главную задачу – обеспечение нашей безопасности. Но страх, конечно, страху рознь. Есть страхи, а есть фобии.

Фобия в основе своей – это баг системы раннего предупреждения. Мозг ошибочно связывает с опасностью ситуации, которые в реальности с опасностью не связаны, и пытается нас об этой фиктивной опасности предупредить.

Сегодня зафиксировано более 300 вариантов фобий. Этот список постоянно пополняется по прецеденту.

Самые распространенные фобии – боязнь микробов, высоты, открытых и замкнутых пространств, медицинских процедур, полетов на самолете, темноты, грозы, змей, крыс, мышей, дантистов и пауков.

Но если страх перед змеями или дантистами еще можно как-то объяснить, то для объяснения, например, левофобии (боязни левой стороны) или омфалофобии (боязни вида пупков) никакой логики не хватит.

Одно из самых любопытных, связанных с фобиями обстоятельств, – это то, что причины их возникновения науке не известны.

Существует много гипотез, но ни одна из них не доказана. Самая распространенная версия причин возникновения фобий – это детские травмы. В детстве девочку укусила собака – с возрастом это стало кинофобией. В детстве ребенка испугал клоун – мальчик подрастет и будет страдать коулрофобией.

Но эта простая версия плохо подтверждается, поскольку отыскать детскую травму, объясняющую фобию, удается далеко не всегда. А в тех случаях, когда это удается, фобия часто не проходит и продолжает существовать.

Основатель школы психоанализа Зигмунд Фрейд очень боялся папоротника. Но выкопать из собственных воспоминаний детскую травму, связанную с папоротником, Фрейд так и не смог.

В сегодняшнем мире той или иной фобией страдает почти каждый мозг. Поэтому вероятнее всего своя фобия есть и у вашего мозга, и скорее всего, не одна.

Какой бы странной ни была фобия вашего мозга, не огорчайтесь и не бросайтесь ее лечить, если она не слишком мешает вам жить. Лечение фобий – сложный и долгий процесс. И часто проще принять ее существование.

Страдаете потофобией (боязнью спиртного), не пейте; вместе со своей хионофобией боитесь снега – переезжайте жить в теплые страны, а если у вас вдруг развилась хрематофобия (навязчивый страх перед деньгами) – только свистните, и сразу же сотни людей, если не тысячи, прибегут и освободят вас от того, чего вы так боитесь.

В конце концов, айлурофобия – панический страх котов – не помешал Наполеону Бонапарту завоевать полмира.

А сурифобия – страх мышей – не помешал Уолту Диснею подарить миру Микки-Мауса.

Наш мозг – коллекционер. Он коллекционирует страхи всю жизнь, с самого рождения.

 

«Наш мозг имитирует мир, чтобы выжить в нем. Эта симуляция очевидна, поскольку большая часть подлежащих обработке исходных данных неполноценна. Именно наш мозг дополняет отсутствующую информацию, интерпретирует сигналы, учитывая помехи, и ему приходится полагаться только на выборочные примеры всего того, что происходит вокруг нас. У мозга недостаточно информации, времени и ресурсов, чтобы тщательно проработать все это, поэтому он, стремясь создать модель реальности, строит догадки на основе имеющейся информации. И эти построения относятся не только к сигналам внешнего мира, но и к внутренним психическим процессам, преимущественно бессознательным».

Брюс Худ (Bruce MacFarlane Hood), экспериментальный психолог, профессор Университета Бристоля (University of Bristol).
Из книги «Иллюзия „Я“, или Игры, в которые играет с нами мозг» («The Self-Illusion: Why There is No You Inside Your Head»), 2012 г.

Читайте также:
Комментарии
avatar