Моббинг – суперигра

25.02.2021 81 0.0 0
Моббинг – суперигра
Это произошло в конце 1994 г. в Стокгольме. И все тогда думали, что людям рассказали красивую сказку от богатого дядюшки Скруджа из Диснейленда. Только с той разницей, что все происходило в одном из залов огромного Ратхауса: шведский король вручал боннскому профессору Райнхарду Зельтену Нобелевскую премию за его достижения в области экономики, т. е. за придуманную им «теорию игр».

Новый лауреат Нобелевской премии из Германии – вовсе не злой мафиози, карьерист, который, например, смог бы одним росчерком пера перевернуть всю берлинскую биржу. Нет, этот получающий довольно средний оклад профессор Боннского университета и к тому же еще очень приятный человек не только пытался сделать что-то полезное для практической экономики, но и вложил в свою работу много мудрых философских мыслей.

Он придумал для своего детища чисто научное название «теория игр», чтобы не затронуть напрямую жизнь индустриальных гигантов… Но так как в промышленности и в политике используется очень много правил, которые применяются для игры в бильярд, покер, другие игры, то он и решил изучить их, чтобы затем вывести правила оптимального поведения в политической или промышленной профессиональной жизни. Многое из того, что с успехом применяется в таких играх, как шахматы, карты, шашки, может с таким же успехом помочь многим людям достичь высот в профессиональной жизни, и прежде всего победить там, где есть соревнование, конкуренция. Итак, играем, не забыв о логике.

• Любое ваше действие должно быть просчитано на несколько ходов вперед. Иначе вас просто «съедят».

• Если бы многие боссы, бонзы и маленькие, еще только начинающие бонзята не играли иногда «на троих», чтобы потом забрать выигрыш третьего себе, то вряд ли смогли бы зарабатывать такие деньги.

• И при скачках цен на бирже только самые крупные предприниматели знают, как можно обманывать соперников, чтобы купить валюту подешевле, а продать подороже.

Для того чтобы создать свою теорию игр, наш новый лауреат Нобелевской премии прежде всего использовал свои наблюдения за тем, как и каким образом принимаются решения сильными мира сего в экономике и политике, каким образом разрабатывается стратегия. Каким образом можно рассчитать реакцию партнеров или конкурентов и какой она будет? Какая конфликтная ситуация может быть разрешена, а с какой будет справиться гораздо труднее, чем это кажется на первый взгляд? Уже в 60-х годах, используя математический аппарат, профессор Зельтен рассчитал время, когда предприятие предположительно может начать вести войну на рынке цен, когда промышленные гиганты незаметно, но очень быстро превратятся в руины, когда государства готовы предоставить инвестиции, а когда это просто невозможно. Тогда же он смог рассчитать и то, когда можно предположить, что предприятие ждет «патовая ситуация» во время торговой войны, а следовательно, могут последовать катастрофические убытки.

Перед каждым производителем стоит одна и та же проблема: каждый отдельный конкурент постоянно хочет побеждать и поэтому часто ведет себя очень неосмотрительно и допускает ошибки, которые могут привести его к поражению. Поэтому на сегодняшний день даже самое маленькое предприятие исходит из того, что лучше вести совместную торговлю, если появляется угроза того, что большой сосед по рынку может их поглотить (классический моббинговый пример!).

Профессор Зельтен рассчитал, что тактика предпринимателя и политика должна содержать такие стратегические уловки, как вовремя сделанный отказ, исчезновение, а главное, что противника всегда можно победить, если знать его карты. Именно на этом основывается придуманная им теория. А уже потом можно спокойно применять и давление, и перетасовку карт, и запасные ходы.

Используя массу формул и вычислений профессор попытался изложить значение придуманной им игры для разработки поведения партнеров по коалиции. И для этого ему понадобилось изучить практическое поведение таких боссов и бонз большой политики, как Коля и Кинкеля, Коля и Шарпинга или Фишера.

Даже во время постоянной «холодной войны» между Востоком и Западом были возможности применения некоторых уже разработанных тогда элементов игровой системы профессора Зельтена, некоторые из них удачно применялись западными коллегами. Даже в Вашингтоне с большим интересом проштудировали многое из того, что представил тогда профессор Зельтен. Итак, почему бы нам тоже не поучиться кое-чему на нескольких примерах, тем более что в этой книге в отличие от труда профессора Зельтена вы не найдете ни единого уравнения, ни единой математической формулы.

На следующих страничках я приведу шесть примеров того, как можно жить в реальности нашего сегодняшнего мира. И вы откроете, что эти примеры совершенно невинны по сравнению с теми маленькими моббингами, которые вы иногда устраиваете у себя на работе. Итак, вот они…

1. Шантаж в политике – это такая же повседневная рутинная работа, как и все остальное. Государственные секретари и ведущие министры всех западных стран могут и должны врать, не краснея за свою ложь перед камерами журналистов как местного, так и международного телевидения. В Германии в 1995 г. проживало около 25 000 вьетнамцев. Их статус беженцев постоянно продлевается, что не дает многим из них возможность получить немецкое гражданство, потому что Бонн до сих пор надеется, что правительство в Ханое все же вспомнит о них и потребует их возвращения назад. «Мы не можем ничем помочь»; – каждый раз отвечает на этот больной вопрос о вьетнамцах представитель правительства или пресс-секретарь, холодно улыбаясь при этом.

Тем не менее каждый из живущих в Германии вьетнамцев не только не хочет возвращаться домой, он представляет собой дешевую рабочую силу. «Ничем не можем помочь», – еще раз повторяют немцы. Игра в бильярд, но только с двумя шарами – так просто.

2. Во время выборов политика часто показывает свое лицо игрока в покер. Игра на выборах выдает многих политиков как опытных шулеров, которые совершенно спокойно так ловко подтасовывают данные выборов, что потом диву даешься, как так получилось. И сколько бы пресса ни возмущалась тем, что произошло, это все равно будет бесполезно, так как в ход идут и подкуп, и взятки, в которых деятельное участие принимают многие финансовые воротилы. Их брак, однако, длится недолго, ровно столько, сколько требуют этого интересы партии. А потом развод и вскоре новый брак.

Вы можете, без сомнения, улыбаясь в лицо вашему конкуренту, сделать то же самое. Ведь подкуп – дело, выгодное для обеих сторон.

3. Профессор Зельтен говорит, что «для того, чтобы представить конъюнктуру накануне выборов гораздо лучшей, чем она есть на самом деле, часто прибегают к подтасовке голосов». Ведь чего не сделаешь ради победы, для того, чтобы улучшить результаты и победить на выборах. Хорошая статистика всегда всем нужна и не только на выборах, но и на среднем, и даже на маленьком предприятии. И многие такие вещи делаются при помощи небольшого вознаграждения. А иногда, для того чтобы выиграть и улучшить статистику, приходится жертвовать кем-то из команды. Совсем как в игре в шахматы.

4. Игра, которую постоянно ведут между собой правительство и профсоюзы, напоминает профессору Зельтену игру в покер. Ведь здесь все решения принимаются буквально интуитивно. Но есть одна зависимость, при помощи которой можно просчитать, на чьей стороне будет удача. Здесь все зависит от большинства. Хочется сразу сказать: противоборствующие парламентские коалиции, которые должны принимать законы, всегда нуждаются в крепком союзе со всеми, не входящими в коалиции оставшимися силами. И здесь пускаются в ход не только давление и контрдавление, но и шантаж и персональные интриги.

Сидя за круглым столом, правительство обманывает руководителей промышленных предприятий и профсоюзных лидеров. Тарифные конфликты, инвестиции – все это решается за закрытыми дверями. «Если вы в этом году продолжите требовать повышения заработной платы на 3 процента, – угрожает работодатель, – то тогда мы еще уволим некоторое количество работающих у нас на предприятии и престиж вашего профсоюза снизится».

После этого выступает представитель профсоюзов: «Если вы не поднимете на 5 процентов заработную плату, то тогда я могу с полной уверенностью гарантировать, что через некоторое время все предприятия работать не будут, будет объявлена всеобщая забастовка и мы сорвем все планы по поставке продукции иностранным партнерам».

В это время в другой комнате идут переговоры между боссами индустрии и политиками, в ходе которых один из политиков говорит: «Согласитесь на эти 5 процентов. Они все равно ничего не дадут рабочим, а вот сотрудничество с иностранными партнерами может быть очень важным».

А в комнате напротив другой политик уговаривает боссов профсоюзов: «Согласитесь на 4 процента. Мы скоро возьмем верх и тогда обещаем вам свою поддержку».

Шушуканье по углам, торговля не только деньгами, но и интересами людей на самом высшем уровне. Но тот, кто хоть немного знаком с миром предпринимательства и торговли, с миром бизнеса и политики, уже должен себе отчетливо представлять, что почти ничего не делается без перетаскивания на свою сторону всех возможных противников вашего противника. И совсем не возникает вопрос, морально и нравственно ли договариваться о чем-то за чьей-то спиной. Самое главное – это вовремя провести переговоры «тет-а-тет», чтобы вся выгода досталась не всем, а только тем, кто к ней так стремился.

5. Во время моббинговой игры важнейшими компонентами являются блеф и обман. В одном из крупных саксонских городов в 1994 г. случилось следующее: серьезная западно-германская фирма с солидной финансовой базой решила организовать в одной из областей новое предприятие. Было запланировано вложить крупные инвестиции в постройку продовольственного центра с более чем 100 рабочими местами. Конечно же, город со своей стороны обязался предоставить не только большие льготы по уплате налогов, но и предоставить бесплатное использование инфраструктуры города на период постройки. Договорились о том, как это должно было бы быть.

Однако вдруг – и это действительно не всегда можно просчитать – правительство города объявило о том, что оно закрывает возможность инвестиций со своей стороны, потому что считает, что из-за строительства этого комбината могут возникнуть всевозможные транспортные проблемы. Таким образом и закончился проект западногерманской фирмы, даже не имея возможности претвориться в жизнь.

Что же на самом деле случилось? Западная фирма забыла о том, что иногда следует применить блеф и обман. Ей следовало бы сразу же по-другому «упаковать» собственные предложения: «Мы планируем с этого года начать строительство крупного комбината. И для этой цели мы решили выбрать город, который, по нашему мнению, может нам предоставить самые выгодные условия и возможности». И это предложение посылается в несколько городов. Таким образом создается конкуренция. К сожалению, в этом мире многое держится на конкуренции, обмане и лжи. Только заставив партнера бояться того, что своими неосторожными действиями он запросто может потерять возможность такого выгодного сотрудничества с вами и, следовательно, дать шанс другим, вы просто ограничиваете его в свободе действий…

Тот, кто думает о возможных последствиях своих действий, всегда быстрее приходит к цели.

6. Треск и шум на верхних этажах немецкой экономики. Два могущественных менеджера решили начать друг с другом войну с применением моббинга. Едзард Рейтер, до мая 1995 г. еще остававшийся шефом «Даймлер-Бенц», хотел стать заместителем председателя совета директоров мирового концерна, представительство которого находится в Штутгарте. В то же время находящийся на должности главного председателя совета директоров, советник правления «Дойче Банка» Хильмар Коппер отказал ему в его просьбе. Однако у Рейтера отказ был только в устной форме.

Между двумя могущественными лицами немецкой экономики началась настоящая схватка. Словесные аргументы и «химия» в этой ситуации больше не помогали. И тогда Рейтер решил сделать достаточно необычный шаг. Он во всеуслышание заявил, что Коппер на совещании дал свое согласие на то, чтобы он занял этот пост, который, по мнению Коппера, ждет именно такого энергичного и умного руководителя, которым он и является. Журналисты так разнесли эту новость, что когда она дошла до Коппера, то ему уже ничего не оставалось делать, как только с ней согласиться.

Звезда может погаснуть очень быстро, если только ее не начинают специально освещать из прожекторов. В любом случае менеджер, играя в моббинг, должен представлять, что ему так или иначе придется стать либо жертвой, либо победителем.

Сегодня война в форме интриг и обмана стала повседневностью, неотъемлемой частью экономической и политической жизни. И уже никто не спрашивает о том, какой должна быть рабочая мораль. Этого понятия как понятия уже давно вообще не существует. Игра в менеджеров, которая становится все более любимой и у детей, предполагает очень серьезные и сложные правила общения маленьких детей между собой. А что же в таком случае говорить о взрослых, когда для них это не просто игра, это их жизнь.

Моббинг – это уже не просто игра, это уже суперигра. Так играйте же со всеми вместе в эту увлекательную игру, выигрывайте и заставляйте проигрывать других!


Читайте также:
Комментарии
avatar